Блог

Налог на имущество организаций. Платить или не платить?

mortgage-3580537_960_720.jpg

 С 2017 года налоговые органы, исчерпав все способы оперативного пополнения бюджета путем доначисления налога на прибыль и НДС, обратили свой взор на проверку использования налогоплательщиками преференций по иным налогам. Налоговые органы начали активно проверять правомерность применения п.25 ст.381 НК РФ, в том числе по основанию неправомерного отнесения основных средств к движимому имуществу.

В результате указанных действий, споры по отнесению имущества (основных средств) к движимому или недвижимому приняли массовый характер. Разрешение указанных споров осложнено отсутствием законодательно закреплённого перечня недвижимого имущества. Хоть как-то помочь в сложившейся ситуации попыталось Министерства промышленности и торговли Российской Федерации, опубликовав открытое письмо от 23.03.2018 № ОВ17590/12 «По вопросу квалификации объектов основных средств промышленного производства», однако, его оказалось недостаточно. 

В начале 2019 года, о необходимости уточнения критериев движимого и недвижимого имущества высказался сам глава ФНС России Михаил Мишустин. После чего Минэкономразвития подготовило соответствующий законопроект и внесло его на рассмотрение Правительством (законопроект до настоящего времени не рассмотрен).

При этом, налоговые органы продолжают в результате выездных налоговых проверок переквалифицировать основные средства налогоплательщика, которые фактически являются оборудованием, в недвижимое имущество.

Именно с такими действиями проверяющих столкнулся один из наших клиентов, которому в результате ВНП был доначислен налог на имущество, в том числе, в отношении 2-х объектов основных средств. Так, налоговый орган отнес к недвижимости две системы вентиляции, одна из которых фактически отвечает за фильтрацию воздуха, а вторая за отопление помещения. Примечательно, что система фильтрации была смонтирована без «внедрения» в стены помещения, а система отопления имела подключение к «газовой трубе» и имела несколько выводов сквозь крышу и стены здания.

В обоснование своей позиции, налоговый орган исходил из судебной практики, сформированной на дату вынесения решения, фактически, примеряя выявленные в ходе ВНП обстоятельства под «шаблон» и копируя позицию судов по делам, вынесенным в пользу проверяющих (например: судебные акты по делу №А28-3545/2018). 

Так, основными доводами налогового органа являлись:

- спорные объекты являются инженерными сооружениями и относятся к системам вентиляции и отопления (пп.24, п.2 ст.2, п.3 ст.29 Закона № 384-ФЗ), что подтверждается указанием на соответствующие нормы СНИП (3.05.01.-85; 41-01-2003) в договорах поставки и монтажа спорных объектов; 

- спорные объекты не могут быть использованы вне объекта недвижимого имущества (п.2 ст.2 Закона № 384–ФЗ); 

- спорные объекты учитываются в составе основных средств, как капитальные вложения в арендованные объекты основных средств (Пункт 5 ПБУ 6/01); 

- спорные объекты являются техническим перевооружением по повышению технико-экономических показателей основных средств, которое произведено в соответствии с мероприятиями по техническому перевооружению с согласия арендодателя (п.2 ст.257 НК РФ, п.27 ПБУ 6/01).

Необходимо отметить, что в рамках ВНП налоговый орган не воспользовался своими правами на проведение экспертизы и привлечение специалистов.

В досудебном порядке не удалось убедить налоговый орган в неправомерности принятого решения. 

В ходе судебного разбирательства, налоговый орган настаивал на своей позиции. 

В свою очередь, основными доводами налогоплательщика являлись:

- спорные объекты являются оборудованием;

- ссылка в договорах на СНИПы не может являться доказательством отнесения спорных объектов к недвижимому имуществу, т.к. использована сторонами для определения порядка и качества выполнения работ;

- паспорта спорных объектов не содержат требований к установке и указывают на модульность спорных систем вентиляции;

- никаких перепланировок и реконструкций при монтаже спорных систем не проводилось;

- спорные основные средства Общества не обладают всеми признаками, характеризующими их как объект недвижимого имущества.

Необходимость учета спорных объектов отдельно от здания была обоснована со ссылками на Общероссийский классификатор основных фондов ОК 013- 2014 (СНС 2008), положениями ПБУ 6/01, письмо МинПромТорга от 23.03.2018 № ОВ17590/12 «По вопросу квалификации объектов основных средств промышленного производства», которые прямо указывают на необходимость учета оборудования отдельно от здания.

Также, налогоплательщик ходатайствовал о назначении судебной экспертизы по вопросу наличия у спорных объектов признаков движимого имущества, однако суд в удовлетворении ходатайства отказал. Получив отказ, налогоплательщик обратился в экспертную организацию самостоятельно. В конечном итоге, заключение эксперта, подтверждающее позицию общества, было приобщено к материалам дела в качестве мнения специалиста (несмотря на активные возражения со стороны налогового органа).

Таким образом, по мнению общества, с учетом позиции Конституционного суда (постановления от 06.06.2019 № 22-П, от 21.12.2018 № 47-П, от 23.05.2013 № 11-П, от 01.07.2015 № 19-П) и позиции Верховного суда РФ (Определении №307-ЭС19-5241 от 12.07.2019 по делу №А05-879/2018), решение налогового органа подлежало отмене в части налога на имущество.

Рассмотрев материалы дела, суд полностью удовлетворил требования налогоплательщика в части налога на имущество организаций (Решение АС по Челябинской области по делу №А76-33189/2018).

Указанный пример налогового спора является доказательством того, что оспаривать решения налогового органа не только можно, но и нужно, т.к. несмотря на уверенность налогового органа в своих силах и лояльность судов, привлечение грамотных специалистов позволяет отбиться от налоговых претензий. В данном случае, налоговый орган согласился с решением суда и не подал апелляционную жалобу, что встречается очень редко.

Поделиться


Изменения в Законодательстве

Последний выпуск мониторинга изменений в законодательстве от 30.07.2019 08:12:00

Предыдущие выпуски