Блог

Миноритарий. Так ли он бесправен как его малюют?

    376847.742xp.jpg

    Осложнение взаимоотношений участников хозяйственных обществ, будь-то участников или акционеров, зачастую обусловлено неравным положением мажоритарных и миноритарных участников обществ, и, соответственно, злоупотреблением со стороны крупных участников и избранных ими органов управления, которые руководствуются личными материальными интересами вопреки интересам общества и других участников. Указанные осложнения часто перерастают в открытые конфликты и судебные споры, следовательно, вопрос правого регулирования корпоративных отношений между такими участниками является весьма актуальным. 

   Для всех очевидно, что мажоритарий априори имеет более выгодную позицию при принятии решений чем миноритарий и может не считаться с мнением последнего. Этому способствуют те обстоятельства, что мажоритарные участники, владея преобладающей долей участия в обществе, всегда могли принимать основные решения, определяющие деятельность организаций (назначать директора, утверждать внутренние документы общества, одобрять различные сделки и т.д.), а с 01.01.2017 г. законодатель предоставил мажоритарным участникам еще одну дополнительную возможность проводить свою независимую политику управления в обществе – это включение в устав корпорации положения, изменяющего порядок одобрения сделок с заинтересованностью или позволяющего вообще не применять нормы законодательства о сделках с заинтересованностью (п. 9 ст. 45 ФЗ «Об ООО», п. 8 ст. 83 ФЗ «Об АО»). Т.е. законодатель допустил возможность полного отказа от понятия «заинтересованности» и любые сделки, по факту с заинтересованными лицами (например, близкими родственниками директора, крупного участника), можно заключать без какого-либо одобрения общего собрания участников.

   Однако, все не так однозначно, ведь Российское корпоративное законодательство, как со времени его становления (принятия Гражданского кодекса, законов «Об акционерных обществах», «Об обществах с ограниченной ответственностью»), так и в настоящее время идет по пути установления баланса интересов сильных и слабых участников, защиты прав миноритариев, обеспечения реального участия мелких участников в управлении обществом и влияния на принимаемые органами управления решения. На необходимость развития законодательства по озвученному пути указывает и позиция судов, изложенная в судебных актах, в частности, в определениях от 03.07.2007 № 681-О-П, от 08.04.2010 № 453-О-О Конституционного суда РФ, а также в постановлении президиума Высшего арбитражного суда РФ от 13.09.2011 № 443/11, в которых подчеркивается, что миноритарные участники являются слабой стороной отношений внутри корпорации, поэтому необходимо обеспечение их прав конституционно-правовыми гарантиями. Это обусловлено тем, что интересы крупных акционеров и миноритарных участников в акционерном обществе могут сталкиваться.

   В пользу миноритариев давно действуют и применяются на практике нормы, позволяющие мелким участникам влиять на управление обществом, например, кумулятивное голосование при избрании совета директоров, членов коллегиального исполнительного органа; право акционера, владеющего не менее одного процента акций, взыскать убытки с исполнительного органа, члена совета директоров; получение документов и информации о деятельности общества и т.д.

   В конце 2016 года вступили в силу изменения в Гражданский кодекс РФ, в частности статья 65.2. Указанная статья еще раз закрепила права участника корпорации: 

- получать информацию о деятельности корпорации и знакомиться с ее бухгалтерской и иной документацией;
- обжаловать решения органов корпорации, влекущие гражданско-правовые последствия, в случаях и в порядке, которые предусмотрены законом

Также у участника (абз. 5,6 п. 1 ст. 65.2 ГК РФ) появились новые возможности влиять на управление в обществе:

- требовать, действуя от имени корпорации (пункт 1 статьи 182), возмещения причиненных корпорации убытков (статья 53.1);
- оспаривать, действуя от имени корпорации (пункт 1 статьи 182), совершенные ею сделки.

   Другими словами участник, имеет право обращаться в суд с косвенным иском, выступать в интересах юридического лица и будет считаться его представителем. Так как, сильный участник, обладая, как правило, полным контролем над исполнительны органом, имеет по мимо указанного ранее и иные возможности оспорить сделки или их вообще не заключать, можно предположить, что законодатель, принимая указанные нормы, в первую очередь преследовал цель защиты слабого участника. 

   После получения права оспаривать сделки и требовать возмещения убытков, действуя от имени корпорации, у миноритарного участника появился еще несколько способов борьбы с вседозволенностью, злоупотреблением мажоритарного участника.

   Несмотря на то, что судебных споров по основаниям, предусмотренным абзацами 5,6 ст. 65.2 ГК РФ, немного, миноритарные участники всё-таки пытаются отстаивать свои права (косвенный интерес) в суде. Так, ярким примером подобного спора может служить дело № А41-89503/18. Где участники, действующие от имени корпорации (ЗАО «Совхоз имени Ленина»), владеющие в совокупности 0,46 % уставного капитала общества обратились в суд с иском о взыскании убытков с кандидата в президенты РФ Павла Грудинина. В удовлетворении исковых требований участников было отказано, но суд само исковое заявление принял и рассмотрел все обстоятельства дела, тем самым подтвердив право участников на обращение в суд и дав возможность представить миноритариям свои доводы и доказательства. 

    Таким образом, даже обладая небольшой долей, участник корпорации может бороться с очевидным произволом со стороны мажоритарного участника. 

   Несмотря на указанные выше права, принимая решение о предъявлении требований от имени корпорации (оспаривание сделки, взыскание убытков), участнику следует обратиться к специалистам по данному вопросу, так как процесс реализации миноритарием своих прав не прост и имеет ряд специфичных особенностей, например, при направлении запроса в АО о предоставлении информации должна быть указана деловая цель такого запроса (указание экономической и/или иной целесообразности).

   Кроме того, предъявляя указанные выше требования, миноритарий должен действовать добросовестно и разумно, избегая чрезмерной активности (агрессивности) и только при наличии веских оснований использовать свои субъективные права, в ином случае, активность миноритарного участника корпорации может быть расценена судом как злоупотребление правом (ст. 10 ГК РФ) и непременно приведет к отказу в удовлетворении заявленных требований.

Поделиться


Изменения в Законодательстве

Последний выпуск мониторинга изменений в законодательстве от 30.07.2019 08:12:00

Предыдущие выпуски