• Кеймбридж
  • Москва
  • Екатеринбург
  • Челябинск
+7(351) 216-11-89


        

Блог


Алексей Иванов: "Без исследований гудвила мы останемся догоняющими"

В свежем номере (№12, 2016) журнала «Аудиторские ведомости» вышла статья советника генерального директора АФ «Авуар», кандидата экономических наук, доцента кафедры бухгалтерского учета, анализа и аудита Южно-Уральского государственного университета Алексея Евгеньевича Иванова «Кто и в каких аспектах исследует гудвил за рубежом: публикационный анализ». Журнал «Аудиторские ведомости» является одним из старейших (издается с 1997 г.) и наиболее авторитетных в России научных журналов в области бухгалтерского учета и аудита. Мы задали Алексею Евгеньевичу несколько вопросов.
- А.Е., почему именно гудвил?
- Слияния и поглощения – одна из важнейших черт бизнеса эпохи глобализации экономики, в которой мы живем. Очень часто инициатор подобных сделок приобретает компанию-цель по цене, превышающей стоимость ее чистых активов. Такая переплата отражает ожидания покупателя относительно возможности приобретенной компании получать сверхприбыль, превышающую нормальную для отрасли величину. В результате в финансовой отчетности покупателя образуется гудвил. В российских нормативно-правовых актах для обозначения этого специфического актива используется термин «деловая репутация организации», но подобная русификация, на мой взгляд, является неудачной. Дело в том, что репутация – категория этическая, относящаяся, скорее к общественному восприятию организации, нежели к ее имуществу, а гудвил – это актив, поддающейся стоимостной оценке. Во всем мире термин «гудвил» не переводится с английского языка и фигурирует в нормативно-правовых актах либо в местной транскрипции, либо в оригинальном англоязычном написании. Наиболее логичным из современных взглядов на экономическую сущность гудвила является его происхождение, в первую очередь, из ожидания относительно потенциального синергетического эффекта, который будет достигнут в результате совместного функционирования поглотившей и поглощенной компаний в рамках единой структуры. Простыми словами синергетический эффект – это увеличение эффективности деятельности объединившихся компаний, недостижимое для отдельно функционирующих участников слияния или поглощения. С точки зрения экономики, его можно определить как превышение стоимости объединенного бизнеса над арифметической суммой стоимостей участников интеграционной сделки. Конечно же, я говорю, о рациональных мотивах переплаты за приобретенную компанию: фактически, часто в структуре гудвила присутствуют «мусорные» компоненты, связанные с преднамеренно или непреднамеренно завышенной оценкой покупателем рыночной стоимости покупки. На сегодняшний день гудвил является одним из наименее изученных активов и одной из наиболее загадочных категорий современного бухгалтерского учета. Именно поэтому синергия и ее «проекция» на финансовую отчетность – гудвил – давно интересуют меня как исследователя.
- А есть ли практическая польза от исследований гудвила? Ведь не секрет, что в России бухгалтерский учет в основном ассоциируется с правильным и своевременным исполнением организацией своих налоговых обязательств? А с точки зрения Налогового кодекса гудвил не приводит к формированию у организации доходов или расходов…
- На самом деле ориентация российского бухгалтера на нужды одного конкретного пользователя финансовой отчетности – налоговую инспекцию – является темой отдельного пространного интервью и очень наболевшим для методологов вопросом. Не буду сейчас углубляться в эту сферу, хочу только отметить позитивные движения со стороны Минфина в направлении дальнейшего углубления различий между бухгалтерским и налоговым учетами. Если посмотреть на проекты новых Федеральных стандартов бухгалтерского учета, которые должны заменить действующие ПБУ (например, на сайте ведущего их разработчика – Бухгалтерского методологического центра http://bmcenter.ru/), становится понятным, что в среднесрочной перспективе бухгалтерский и налоговый учет перестанут иметь хоть какие-то точки соприкосновения. Хочется верить, что бухгалтеры при этом начнут выполнять свою основную функцию – представлять в финансовой отчетности полную и достоверную «картинку» хозяйственной жизни организации. Если же вернуться к практической пользе исследований гудвила, то несмотря на многообразие существующих методов его оценки при планировании слияний и поглощений, результаты многочисленных зарубежных исследований показывают, что в большей части случаев оценка гудвила является завышенной и планируемые синергетические эффекты не достигаются, либо достигаются не полностью.Я уже несколько лет исследую крупнейшие российские слияния и поглощения на предмет наличия признанного гудвила и дальнейшего его обесценения, и выяснил, что почти половина их заканчиваются списанием гудвила на убытки. При этом средняя величина гудвила составляет около 40% от справедливой стоимости приобретенной компании. В масштабах российского рынка слияний и поглощений, который до известных событий 2014 г., являлся одним из самых стремительно растущих в мире, цена подобных ошибок – десятки миллиардов долларов! Даже само осознание этой статистики должно привести инициаторов слияний и поглощений к желаниюточнее оценивать потенциальную покупку.
- Возвращаясь к Вашей последней статье: для кого она написана и что читатель может почерпнуть из нее?
- В нашей стране, в области исследований гудвила пока, к сожалению, сделано очень мало. В 1997 г. в журнале «Бухгалтерский учет» вышла статья профессоров Санкт-Петербургского университета Я.В. Соколова и М.Ю. Пятова, познакомившая отечественное бухгалтерское сообщество с этим понятием, а дальше – почти 20 лет вольных пересказов этой статьи с редкими вкраплениями действительно стоящих работ. Кстати говоря, большинство этих работ принадлежит также научной школе СПбГУ: В.В. Ковалеву, Н.В. Генераловой, Н.А. Соколовой. На Западе же гудвил всерьез попал в фокус исследователей еще в конце XIXв., и с тех пор им очень серьезно занимались очень серьезные специалисты. Мы не имеем права не пользоваться более чем вековым опытом их разработок – иначе всегда есть риск изобрести велосипед. В прошлом году была издана моя книга «Гудвил: краткая история эволюции подходов к пониманию экономической сущности, оценке и признанию в финансовой отчетности» https://www.book.ru/book/920048/view/1 об истории фундаментальных исследований гудвила, а нынешняя статья посвящена анализу динамики и структуры современных зарубежных публикаций по учету гудвила. Это некий срез того, что сейчас в мире применительно к учету гудвила ученые умы делают. Я считаю, что для российских исследователей важно понимать мэйнстрим, чтобы не оказаться в положении «догоняющих». В статье я привел подборку стран, журналов и авторов, опубликовавших наибольшее количество статей по проблематике оценки и учета гудвила, чтобы помочь российским исследователям, работающим в нашей достаточно узкой области, при подготовке программы своих научных разработок и возможного участия в международных коллаборациях. Также я попытался выявить наиболее значимые тренды в исследованиях гудвила, получив в результате совершенно четкое понимание того, что наиболее востребовано в последние годы исследование вопросов, связанных с обесценением гудвила. Я давно подозревал о существовании подобного тренда, но тут убедился на конкретных цифрах. Да, и хочу отметить, что это не самая характерная для меня статья – я больше занимаюсь эмпирическими исследованиями реальных сделок – скорее, это литературный обзор для коллег, которые только начинают в нашей сфере работать. Но еще раз подчеркну: чтобы идти своим путем, надо, как минимум, понимать, какими путями идут другие, и здесь систематизированный кем-то материал бывает очень кстати.
Оригинал публикации: http://avjournal.ru/archive.php?mag=201612

Поделиться


Подписаться на свежие статьи блога